В Чечне прекращена официальная торговля алкоголем Елена Проклова стала мусульманкой (ФОТО) Отношения между Египтом и Израилем достигли небывалого пика В Саудовской Аравии проведут Мавлид Пророка (с.г.в.) - впервые в истории государства Ислам Каримов-младший: «Власти Узбекистана создают видимость того, что Гульнара Каримова находится на свободе» Реджеп Эрдоган: «У турецкой армии в Сирии одна цель – свергнуть Асада» В Афганистане на границе с Туркменистаном насмерть замерзли 20 детей По стопам Эрдогана: В Азербайджане введена уголовная ответственность за оскорбление Ильхама Алиева Рамзан Кадыров рассказал, как вылечил рак Кораном и прикладыванием руки В канадском Эдмонтоне появились билборды с аятами Корана
Сегодня: Суббота
03 декабря 2016
24 июня 2013

Таксим ускоряет изгнание Турции из Европы

Таксим ускоряет изгнание Турции из Европы

Таксим ускоряет изгнание Турции из Европы

По мере развития протестного движения в Турции все более и более вырисовываются контуры серьезной международной интриги, в которую оказался вовлеченным кабинет премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана.
Анкара недоумевает. И раньше турецкое правительство не церемонилось с приемами разгона различных протестных выступлений, что, кстати, происходило недавно на том же Таксиме при подавлении первомайских выступлений турок. Почему же тогда Запад в целом, и Евросоюз — в частности, молчали и не реагировали на действия турецкого правительства? В этой связи министр по делам ЕС Эгемен Багыш заявил, «что не может дать объяснения нынешним заявлениям некоторых европейских стран». У Турции появляется ощущение, что её предали. В этой связи член Совета правления правящей Парии справедливости и развития Турции Мазхар Баглы предупредил, что «это может привести к еще большему похолоданию в отношениях между Турцией и ЕС».
Четверть века прошло с начала переговоров о вступлении Турции в Европейский Союз, но до сих пор не ясно, когда Анкару примут в ЕС и примут ли вообще. Турция подала заявку на вступление в ЕЭС еще в 1959 году. И только в 2005 году Брюссель начал официальные переговоры о вступлении Анкары в ЕС. Однако до событий на площади Таксим из-за ряда причин — в основном политического характера — переговоры были приостановлены на неопределенное время. Кстати, это и привело к тому, что законодательство Турции до сих пор не соответствует евростандартам. И сейчас в момент кризиса страна действует на основе существующих законов, не принимая во внимание предлагаемую Европой их виртуальную интерпретацию. Поэтому выступая с критикой действий Анкары в отношении манифестантов, Брюссель должен взять и на себя часть ответственности за происходящее в Турции.
Но события развиваются по другому сценарию. Германия заблокировала переход к следующей стадии переговоров по вопросу вступления Турции в Евросоюз. К ней присоединились Нидерланды, а теперь, возможно, Австрия. Об этом заявил вице-канцлер — глава МИД Австрии Михаэль Шпинделеггер по итогам своих переговоров с канцлером Германии Ангелой Меркель. Таким образом в ЕС сформировалась антитурецкая коалиция — Берлин — Амстердам — Вена. Но это только начало: к настоящему моменту 25 из 27 стран ЕС уже выработали общий инструментарий своей политики в отношении Анкары. Любопытно и то, что если раньше некоторые члены ЕС выступали против полноправного членства Турции в делах сообщества под предлогом ее исламской идентичности, то после Таксима на первые позиции выдвигается правовой казус — несоответствие ее базовых законов европейским нормам.
В этой связи многие турецкие эксперты задаются вопросом: «Является ли такой ход Брюсселя всего лишь тактическим ходом, направленным на устранение от власти правительства Эрдогана, или речь идет о начале системного кризиса во взаимоотношениях между Анкарой и Брюсселем?». Для многих турецких экспертов предпочтительно думать, что Брюссель наносит удары только по Эрдогану, и не намерен «терять Турцию».
На наш взгляд, все значительно сложнее. Недавно министр Эгемен Багыш, выступая в Стокгольмском университете с докладом на тему «Будущее отношений между Турцией и ЕС», заявил, что «Турция, вступив в ЕС, могла бы в значительной степени изменить судьбу Европы». Как и каким образом? Дело в том, что политическое самосознание турок формируется на основе созданной новой национальной историографии. Каждый школьник знает, что завладев в 1453 году Константинополем, его предки создали великую Османскую империю, которая могла даже завоевать всю Европу. Более того, в турецких СМИ, говоря об «эпохе Эрдогана» как о социально-экономическом возрождении страны — часто сравнивают ее с периодом правления Сулеймана Кануни (1494-1566) десятым султаном Османской империи, при котором Порта достигла апогея своего развития, стала активным актором не только европейской, но и мировой политики. В ситуации, когда ЕС оказался в финансово-долговом кризисе, переживает рецессию, а Турция продолжает сохранять темпы своего развития, потенциально может оказаться в первой десятке мировых экономик, в Анкаре появилась уверенность в том, что наступает момент для «броска в Европу». Турецкие политики стали самоуверенно заявлять, что они «способны сделать Европу более сильной, иначе она откатится на десятилетия назад». Одновременно Анкара предлагала Брюсселю себя в роли «мягкой силы» Европы на Балканах, в Северной Африке, на Кавказе и даже на всем на Ближнем Востоке.
Таксим нанес сильнейший удар по этим национальным амбициям. Теперь министр Багыш заявляет, что «Турция не является страной, которая готова смириться перед лицом угроз и которую под различными предлогами пытаются удержать у дверей ЕС». В этой связи он определил два сценарию возможного развития событий:
1. Либо сама Турция объявит о выходе из процесса евроинтеграции;
2. Либо такое решение примет ЕС на основе консенсуса.
В Брюсселе, конечно, понимают стратегическую роль Турции. Но это не рассматривается в качестве мотивации её приема в ЕС. Анкаре предлагают всего лишь модели различного уровня «тесного сотрудничества» с туманной перспективой членства в ЕС. Называется даже возможная дата вступления Турции в ЕС «после 2023 года», да и то при условии, если она проявит готовность нести исторические жертвы: отдать северную часть Кипра, предоставить автономию курдам, договориться о мире с армянами. В перспективе, когда федерализация страны станет фактом, можно будет ставить вопрос и о вхождении западной части Турции — на правах ассоциации — в состав Объединенной Европы или ее интеграции в какие-то европейские институты, которые можно будет называть, скажем, «точками нового роста».
Тем временем в Турции не прекращаются манифестации, которые приобретают разные формы — от «молчаливых протестов» до кратковременных стычек с полицией. Премьер-министр Турции Эрдоган заявил, что «ситуация в стране находится под полным контролем полиции», что «столкновения могут продолжиться», и что «силы безопасности будут предпринимать меры против этого». Как долго такое будет продолжаться — никто не знает. Но, независимо от этого, негативный для Турции результат уже достигнут.


Тарасов Станислав

Еркрамас (yerkramas.org)

comments powered by HyperComments

Новости

Еще новости >

Комментарии