Катар приготовил свои козыри против козней саудитов и Бахрейна в FIFA Боевики в Алеппо скинули гея с крыши многоэтажки (ФОТО) Ислам и пришельцы Хадж всех племен и народов Ученые-нейрофизиологи: пятикратный намаз исцеляет Насилие над детьми в Королевстве Саудовская Аравия Сан-Бернардино спустя год после теракта История Гинеллы Массы, первой телеведущей в хиджабе в Канаде Саудовская Аравия закроет Мекку для трансгендеров Британские мусульмане думают, что страна на 75% заселена мусульманами
Сегодня: Суббота
10 декабря 2016
28 июня 2013

Россия «проспала» Афганистан. И теперь готовится к войне на своей территории

Россия «проспала» Афганистан. И теперь готовится к войне на своей территории

Россия «проспала» Афганистан. И теперь готовится к войне на своей территории

Прогнозы развития ситуации становятся все мрачнее
На днях афганский МИД ждал к себе 105 дипломатов, которых ранее командировал в разные уголки мира: в ведомстве существует правило ротации, согласно которому его сотрудники должны регулярно менять место работы, возвращаясь на родину для получения нового назначения. Но дождалось министерство только пятерых, сообщает "Комсомольская правда". Остальные, очевидно, предпочли остаться в странах, где они работали, и намерены либо просить там убежища, либо хотя бы попытаться продлить командировку до президентских выборов в Афганистане, которые намечены на весну следующего года. Дипломаты надеются, что выборы прояснят запутанную ситуацию в стране.
Согласно опросам, большинство афганцев ждут хаоса, резкого роста насилия и возобновления гражданской войны после вывода из страны войск западной коалиции, намеченного на 2014 год. Рассказы о том, что Афганистан крепко стоит на ногах и в состоянии сам защитить себя, уже давно никого (по крайней мере, в самом Афганистане) не вводят в заблуждение, пишет германский журнал Spiegel. Доказательством того, что в стране далеко не так спокойно, как любят рассказывать на Западе, стала последняя дерзкая атака талибов-смертников на самый охраняемый квартал Кабула.
25 июня в 6:30 группа из нескольких шахидов напала на президентский дворец, а также на министерство обороны и бывшую гостиницу "Ариана", где сейчас находится штаб-квартира ЦРУ в Афганистане, сообщали "Известия". Несмотря на меры безопасности, несколько боевиков на джипе прорвались через кордоны и, по словам начальника полиции генерала Мухаммеда Аюба Саланги, попытались взять штурмом КПП президентского дворца, но были убиты в перестрелке. До этого нападавшие взорвали начиненную взрывчаткой машину на одной из центральных улиц афганской столицы. Примечательно, что нападение произошло всего через неделю после тожественной церемонии передачи ответственности за безопасность в стране от НАТО афганским властям. Что же будут творить талибы, когда натовский контингент покинет Афганистан?
"Талибы своими нападениями преследуют несколько целей, - объяснил изданию глава Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар. - Во-первых, они демонстрируют силу, намекая, что намерены изменить ситуацию в стране в свою пользу. Во-вторых, такими нападениями они показывают, что власть неспособна обеспечить безопасность даже в столице. И у жителей возникает вопрос: а зачем им такая власть? Эксперты отмечают, что, несмотря на отсутствие ощутимых результатов нападения на президентский дворец, Минобороны и резиденцию ЦРУ, "Талибан" ясно продемонстрировал свои возможности.
По мнению Нессара, "Талибан", показывая зубы, склоняет США к полному уходу из страны (как известно, Вашингтон в настоящее время колеблется, стоит ли оставлять военные базы в Афганистане после вывода войск в 2014 году) и призывает американцев вести переговоры по всем вопросам именно с ним.
Еще одна задача талибов - взять под контроль северный маршрут из Афганистана, поясняет Нессар. Не столько для помех выводу иностранных войск, сколько для того, чтобы не пропускать в страну с севера топливо и боеприпасы, необходимые правительству Карзая. "Поэтому сейчас оппозиция концентрирует силы в провинции Нуристан на востоке страны и в Бадахшане на севере", - рассказывает Нессар.
Сможет ли "Талибан" вновь захватить власть в Афганистане?
Что будет с Афганистаном после вывода иностранных войск? Этим вопросом задался на страницах специализированного российского ресурса "Афганистан.ру" эксперт Центра изучения современного Афганистана Никита Мендкович. И попытался сформулировать прогноз развития ситуации в стране, основываясь на доступных данных и наиболее вероятных изменениях в оперативной обстановке. Разумеется, заранее оговаривается эксперт, значительные политические и военные события ближайшего года, которые сейчас нельзя предвидеть, могут существенно изменить картину, однако пока данный прогноз представляется вполне достоверным.
Традиционно военная активность "Талибана" в значительной мере зависит от годовых изменений погоды, пишет эксперт. Ее пик традиционно приходится на период с мая по август - наиболее теплое время года, когда мобильность отрядов боевиков является наибольшей. Видимо, исходя из этого, власти Афганистана назначили президентские выборы на достаточно раннюю весну - 5 апреля 2014 года. Это должно позволить провести предвыборную кампанию в период низкой активности боевиков и завершить голосование до пика террористической активности.
Однако в данном случае вероятны попытки раннего старта боевых действий, в котором заинтересованы не только и не столько талибы, но и некоторые легальные политические силы. Активизация террористов на юге страны может привести к закрытию многих избирательных участков и срыву голосования пуштунского населения, что значительно отразится на итогах и больно ударит по электоральным результатам Каюма Карзая, вероятного преемника действующего президента.
На данном этапе руководство "Талибана" или отдельные командиры при должной политической гибкости могут пытаться манипулировать итогами выборов, добиваясь соглашения с кем-либо из кандидатов. Но ход таких переговоров предсказать достаточно трудно, в том числе из-за того, что раскрытие факта подобных договоренностей будет означать политическую смерть для любого легального политика.
Кроме того, данный сценарий связан с определенными трудностями. В зимний период мобильность отрядов вооруженной оппозиции ограничена интенсивными снежными осадками в горной местности и холодной погодой. Маленьким отрядам сложнее передвигаться в малонаселенных районах по бездорожью, а продвижение по основным транспортным артериям затруднено из-за блокпостов армии и полиции. Именно из-за этого активность боевиков преимущественно приходится на более теплый период года, а зимой личный состав находится на "зимних квартирах" и в основном прекращает активные операции.
В случае раннего начала боевых действий (конец февраля - начало марта) талибам предстоит либо сразу перейти к фронтальным наступательным операциям, прорываясь через укрепленные позиции силовых структур на дорогах, чтобы атаковать населенные пункты, либо совершенствовать тактику и оснащение отрядов. Для этого потребуются в большом количестве карты местности, тягловая сила - мулы и лошади, возможно, лыжи. Кроме того, необходима тщательная маскировка от авиации противника. Возможно, придется отказаться от разведения костров и пользоваться для приготовления пищи горелками на газе или бензине. Наконец, подобные дальние марши потребуют хорошей подготовки от командиров отрядов, что труднодостижимо: опытный командный состав многих отрядов был выбит в последние несколько лет, а посты полевых командиров часто занимают не слишком опытные выпускники подпольных медресе.
Однако возможен более простой вариант подготовки операций в начале апреля - выход отрядов на стартовые позиции для будущего наступления еще осенью 2013 года. Этот опыт был опробован боевиками в ходе операций в Бадахшане и Фарьябе этой весной, где "десант" боевиков окопался еще в 2012 году, но активную войну начал только в марте-апреле, причем ликвидировать эти новые плацдармы террористов армия не смогла до сих пор. В этом случае ключевой для проведения апрельских выборов может оказаться антитеррористическая кампания властей зимой 2013/14 года, в ходе которой необходимо будет раскрыть новые базы боевиков и ликвидировать их до наступления теплого времени года. Кроме того, важны оперативная реакция властей на сообщения о появлении новых баз боевиков и их своевременная ликвидация: ведь в том же Бадахшане ситуация во многом была "упущена" из-за промедления вооруженных сил.
Независимо от результатов весенней кампании, продолжает эксперт, "Талибан", вероятнее всего, откроет основное наступление на позиции сил, лояльных Кабулу, в мае 2014 года. Причем эта операция скорее будет носить характер большого фронтального наступления "по следам" уходящих из страны иностранных военных. Видимо, для этого радикалы постараются использовать все имеющиеся силы. При поддержке боевиков из пакистанского "Талибана" и Исламского движения Узбекистана численность отмобилизованного личного состава может составлять 100-120 тысяч человек. Боевиков, вероятно, удастся неплохо обеспечить стрелковым оружием, однако они будут испытывать дефицит транспорта и топлива, который будут пытаться восполнить за счет трофеев.
Стратегический план "Талибана", видимо, будет иметь следующий вид. Основная группировка начнет наступление с пакистанской территории через Нуристан и Нангархар на Кабул, по аналогии с войной 1989-1992 гг. Захват Кабула будет являться основной и единственной целью операции, так как есть вероятность, что прекращение работы правительства приведет к распаду армии и государства, как это было в 1992-1994 гг.
Опыт той войны показывает, что ключевым фактором для проправительственных сил было снабжение фронтовых частей горючим и боеприпасами, что позволяло активно использовать бронетехнику и артиллерию, реализуя свое превосходство в противоборстве с вооруженной оппозицией. Падение Кабула в 1992 году стало возможным из-за прекращения Советским Союзом спонсорской помощи режиму Наджибуллы. Поэтому целью отрядов, находящихся в глубине территории противника, будет дезорганизация снабжения Кабула и военных подразделений в Нангархаре. Уже сейчас отряды боевиков довольно активны на автодорогах к северу от столицы. Если в 2014 году партизанская война будет успешной, то есть шансы даже обеспечить транспортную блокаду города. Программой-максимум может стать нарушение связи и распространение паники в окрестностях Кабула, чтобы лишить правительство возможности эффективно руководить боевыми действиями. Кроме того, талибы, вероятно, будут пытаться поддерживать уровень террористической активности в разных провинциях, включая Герат и Кандагар, которые окажутся в стороне от остального наступления. Террористические вылазки в этих провинциях могут заставить власти распылять силы для поддержания порядка на всех направлениях, что позволит сократить численное превосходство прокабульских сил.
Очевидно, что в сложившейся ситуации главной задачей правительственных сил будет сохранение связи и транспортного сообщения с южными и северными районами страны. Главными источниками снабжения армейских подразделений топливом и боеприпасами должны стать зарубежные поставки, идущие через территорию стран Центральной Азии. Основными перевалочными пунктами при такой стратегии станут речные порты на Амударье и железнодорожная станция в Мазари-Шарифе, куда могут поступать грузы из Узбекистана. Дальнейшая переброска грузов в Кабул и Джелалабад может осуществляться либо по воздуху, либо по наземным дорогам. Поставки по последнему каналу проще, но этот вариант связан с наибольшими рисками: в последние годы боевики "Талибана" лучше всего освоили тактику дорожной войны и успешно проводят атаки против конвоев снабжения международных сил и армии Афганистана. Из-за этого войска натовской коалиции в последний год стали шире использовать воздушное снабжение своих военных баз и форпостов.
Для афганской армии решить эту задачу будет значительно сложнее, так как создание собственных авиационных сил идет очень медленно и вряд ли будет полностью завершено к лету 2014 года. Неясно и то, какова будет поддержка со стороны авиации НАТО. По имеющейся информации, США планируют оставить в стране преимущественно боевые беспилотники, которые смогут оказать поддержку афганской армии на поле боя, но не решить логистические задачи. Таким образом, перед официальным Кабулом возникает первоочередная задача систематического снабжения афганской армии горюче-смазочными материалами, боеприпасами и, возможно, продовольствием.
Таким образом, продолжает эксперт, можно предположить, что период с апреля по сентябрь 2014 года в Афганистане будет крайне сложным. В это время можно ожидать ожесточенных боев с экстремистами на фоне попыток нового президента адаптировать работу государственных институтов к собственной стратегии.
Кампания 2014 года будет иметь ключевое значение для итогов войны. Она должна стать периодом наибольшего напряжения сил для вооруженной оппозиции, и если боевики не смогут добиться значимых результатов, за этим последует их ослабление.
Нельзя полностью исключать вероятность неудач провластных сил, поскольку сейчас официальный Кабул демонстрирует определенную беспечность в вопросе защиты коммуникаций, соединяющих столицу с северными районами страны. В этом случае талибы могут значительно осложнить ситуацию в Кабуле и посеять панику среди населения, убедив жителей, что город "окружен".
Однако важно понимать, что при любом развитии конфликта время работает на официальную власть. "Талибан" не сможет обеспечить адекватный уровень снабжения больших отрядов, а при длительных позиционных боях будет нести тяжелые потери из-за применения против боевиков артиллерии и авиации. По сути, это означает, что вооруженная оппозиция может либо быстро выиграть войну, либо полностью ее проиграть, резюмирует эксперт.
Афганскую армию ослабили сами американцы
И этот прогноз можно назвать еще вполне оптимистичным: как-никак он все-таки оставляет официальному Кабулу шансы на спасение. А вот ветеран афганской войны, депутат Госдумы Франц Клинцевич уверен, что светский режим продержится в Кабуле до тех пор, пока в стране будут находиться войска НАТО. "Как только войска НАТО будут выведены из страны, вся власть сосредоточится в руках талибов. Я в этом нисколько не сомневаюсь. Страна проходила через это, и все это знают", - сказал он газете "Взгляд".
И такой исход предстоящей схватки за Афганистан во многом запрограммирован, как это ни покажется странным, самими американцами, то есть вроде бы союзниками режима Карзая, отмечает "Советская Россия". Несмотря на то, что и после вывода в 2014 году из Афганистана основных сил иностранной коалиции в стране останется до 12 000 американских военнослужащих, а также сотрудники западных частных военных компаний, которых никто толком не считал, основная нагрузка по обеспечению безопасности ляжет все-таки на плечи афганских силовых структур.
В течение нескольких лет их якобы изо всех сил натаскивали натовские инструкторы, напоминает издание. И каковы же результаты? Как следует из доклада Пентагона, опубликованного в конце прошлого года, боеспособна только одна из 23 бригад афганской армии. В чем же причина? Неужели афганские военные не поддаются обучению и отказываются впитывать знания, которые им пытаются привить опытные инструкторы? Нет, все намного прозаичнее. Запад просто не заинтересован в сильной афганской армии. Более того, Запад на самом деле всячески препятствует укреплению афганской армии.
Вооруженные силы страны испытывают катастрофический дефицит тяжелой техники. Большая часть танков, БТР, БМП и артиллерии советского производства. Ахиллесовой пятой вооруженных сил является практически полное отсутствие авиации, без которой крайне затруднены боевые действия в горах. В АВС (Афганских воздушных силах) всего около 50 действующих судов, преимущественно транспортных вертолетов. Неоднократные просьбы афганских властей к коалиции о поставках боевой авиации остались без ответа. Как заявил в мае этого года представитель Министерства обороны Афганистана Мохаммад Захир Азими, у армии нет ни самолетов для поддержки наземных войск и защиты воздушного пространства, ни системы противовоздушной обороны.
Одновременно с этим покидающие страну войска НАТО попросту… уничтожают свою военную технику. За последние месяцы одни только американцы уничтожили технику весом 77 000 тонн, продав ее на металлолом. Официально озвученная причина - дороговизна транспортировки техники обратно в США. Среди уничтоженного - несколько сот бронированных машин с защитой от мин и обстрелов, каждая стоимостью миллион долларов. Почему же технику не передали афганской армии? Как сообщили представители американской военной миссии, "афганцы не смогут эксплуатировать военную технику должным образом". Вопрос о том, чему же тогда учили их западные инструкторы, повисает в воздухе.
В итоге афганские силы не в состоянии справиться даже с локальными вызовами, не говоря уже о поддержании безопасности на всей территории страны. Когда минувшей зимой отряды талибов совершили дерзкий десант в северо-западные районы страны, у армии и полиции не хватило ни сил, ни средств противостоять закреплению противника на стратегически важном плацдарме. За считаные недели талибы распространили свою власть на несколько уездов провинции Бадахшан, создав реальную угрозу Кабулу с севера. Вопреки требованиям президента Афганистана Хамида Карзая, армия так и не получила от США воздушной поддержки, в результате чего попытки выбить "Талибан" с Бадахшана оказались провальными и сопровождались большими потерями.
Еще одно доказательство того, что Западу не нужна сильная афганская армия, - практика создания местных ополчений. Так называемые отряды самообороны сегодня действуют в большинстве провинций Афганистана. Их обучением занимается американский спецназ. По сути, "отряды самообороны" превратились в личную гвардию местных правителей. Столкновения между армией и подобными полувоенными формированиями случаются все чаще. В феврале этого года они произошли в провинциях Майдан-Вардак и Логар. Причем американское командование встало на сторону ополченцев, после чего Хамид Карзай потребовал от Вашингтона досрочно вывести силы коалиции из этих двух регионов.
Такова ситуация с вооруженными силами. Еще больший хаос царит в государственном управлении, продолжает издание. Доминирующая среди экспертного сообщества точка зрения, что Запад не смог создать дееспособные политические структуры, ошибочна. Американцы и их союзники не новички в политике и хорошо знакомы с реалиями восточных обществ, так что списывать такое количество ошибок на оплошности трудно. Американцы и их союзники изначально не хотели появления в Афганистане сильной власти. Выбранный для этого способ - механическая пересадка на афганскую почву западных институтов - можно назвать гениальным. С одной стороны, решилась задача по обеспечению перманентной нестабильности в стране, с другой - есть оправдание перед общественным мнением западных стран: ведь собственные политические традиции в их глазах являются наилучшими. Между тем практика по насаждению чуждых стандартов привела к тому, к чему только и могла привести - не к консолидации, а к раздраю. Партийное строительство обернулось появлением полутора сотен партий, формируемых не на идеологических, а на племенных принципах. Призывы развивать местное самоуправление привели к фактическому отпадению от Кабула большинства провинций, управляемых бывшими полевыми командирами, старейшинами и т. п.
Американцы чувствуют себя в этом месиве очень комфортно: они - мастера по созданию и руководству управляемым хаосом. Но вот для афганских властей это обернулось неспособностью контролировать ситуацию даже в пригородах столицы. Афганистан сегодня - это не централизованное государство, а конгломерат территорий, лишь номинально подчиненных Кабулу. Ни у Карзая, ни у правительства нет реальной власти, а скоро может не стать и номинальной. В полном соответствии с западными демократическими традициями президент Афганистана не может избираться больше двух раз подряд, а это значит, что в апреле 2014 года за президентское кресло развернется острая борьба, которая в специфических условиях страны может иметь роковой финал.
Вообще, глядя на Хамида Карзая, невольно начинаешь сочувствовать этому человеку. Являясь марионеткой Вашингтона, полностью зависимой от зарубежной военной и финансовой поддержки, президент слишком поздно понял, что в этой шахматной партии у него роль не короля и даже не слона, а самой обыкновенной пешки, которую разменяют при первом удобном случае. С этим связаны и отчаянные метания Карзая в последние месяцы. Он то называет западную коалицию главным врагом Афганистана, то униженно просит помощи. Ни первое, ни второе не вызывает у Запада никакой реакции. С Карзаем не считаются даже для вида. Судя по всему, его уже списали со счетов.
Это продемонстрировали события вокруг переговоров США с движением "Талибан" в Катаре. Когда американцы впервые официально подняли вопрос о начале контактов с талибами (это произошло в 2011 году), Хамид Карзай горячо поддержал эту идею. С его одобрения в Дохе открылось представительство "Талибана". Однако когда дело дошло до переговоров, официальный Кабул занял резко отрицательную позицию. Формальную версию о том, что Карзая оскорбила табличка на входе в представительство ("Исламский эмират Афганистана", а не "Исламская Республика Афганистан"), вряд ли можно считать достаточным основанием для столь резкого разворота. Скорее всего, до президента дошла информация о содержании переговоров. Очевидно, что Вашингтон обсуждает с прежде заклятыми врагами вовсе не обмен пленными, а устройство Афганистана после вывода Международных сил содействия безопасности. Будет ли отведено в этом устройстве место для Хамида Карзая? Большой вопрос.
В переговорах американцев с "Талибаном" нет ничего удивительного. Это обычная тактика Вашингтона - искать для себя максимальную выгоду. Принимая активное участие в создании этого движения, Штаты и после вторжения в Афганистан не разорвали контактов с талибами. Дело в том, что талибы - это не монолитное образование, а несколько группировок. В одних велико влияние пакистанских спецслужб, с другими тайно контактирует Китай, с третьими негласно сотрудничают американцы. Сейчас, когда политический ландшафт Афганистана ждут неизбежные изменения, США просчитывают наиболее выгодные для них сценарии. По сути, их два. Первый - активное инкорпорирование талибов во власть с предоставлением им мест в парламенте, ряда министерских портфелей и, возможно, кресла президента (похожий сценарий в 1990-е годы был осуществлен в Таджикистане и привел к окончанию гражданской войны). Второй - разделение страны на две области, составляющие конфедерацию: населенный преимущественно пуштунами восток и юг передаются под власть "Талибана", север и восток продолжают контролировать нынешние группировки. Оба сценария предусматривают сохранение американского присутствия и одновременно крайне зыбкое будущее Карзая и его окружения.
Так или иначе, вопрос появления на территории Афганистана сильного и самостоятельного государства, которое наконец вырвет страну из трясины отсталости, опять переносится. Запад в лице США не заинтересован в этом. Ему нужны хаос и нестабильность, дающие повод сохранять свое военное и экономическое присутствие и одновременно предотвращать присутствие здесь других сил вроде Китая или Ирана. Нестабильный Афганистан - это еще и повод тайно шантажировать несговорчивый в последнее время Пакистан, и наращивать влияние в постсоветских республиках Центральной Азии, и поддерживать сепаратистское движение в китайском Синьцзяне.
К сожалению, шанс альтернативного варианта развития событий упущен. А ведь он был вполне реален. Свой план, куда более здравый и отвечающий интересам афганского народа и сопредельных государств, предлагал Китай. Этот план предусматривал урегулирование ситуации под эгидой Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) с активным привлечением России, центральноазиатских республик, а также Пакистана и Ирана. Среди его пунктов - программа национального примирения, признание всеми сторонами суверенного выбора афганцами политической системы для своей страны, включение в правительство представителей всех политических сил и национальностей. Подключение России к инициативе Пекина смогло бы воплотить этот план на практике. Вместо этого официальная Москва предпочитает лишь вздыхать по поводу опасных последствий ухода сил западной коалиции. Реальные шаги делал один Вашингтон, отмечает издание.
Россия готовится к войне на своей территории
Но зато теперь, когда вывод основной части натовской коалиции на носу, Москва забеспокоилась. Еще бы: как отмечает сегодня в передовице "Независимая газета", прогнозы развития обстановки в Афганистане после вывода из него Международных сил содействия безопасности (МССБ) становятся все мрачнее. Однако западным странам будущее грозит разве что вселенским срамом - неминуемым признанием безрезультатности пребывания в этой стране многотысячного воинского контингента, бессмысленности колоссальных финансовых затрат на операцию, неистребимости инкубатора террористов да выросшего наркотрафика. Зато в странах, непосредственно граничащих с Афганистаном или находящихся в относительной близости к нему, хорошо сознают, насколько реальные и серьезные угрозы исходят им оттуда.
Опасения имеются прежде всего у бывших советских республик. Свидетельством тому стала серия мероприятий в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), проводившихся два последних месяца и в настоящий момент.
Вчера в Бишкеке состоялось совещание министров обороны государств - членов ШОС. Прибыв туда накануне, глава российского военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу встретился с президентом Киргизии Алмазбеком Атамбаевым и заверил его, что в конце этого года Москва начнет поставки в республику вооружений и военной техники. Заявление прозвучало на фоне распространенного пресс-службой МО РФ сообщения о том, что на совещании министров обороны "особое внимание будет уделено возможной дестабилизации обстановки в Афганистане после 2014 года в связи с выводом МССБ из региона".
Собственно, ту же безрадостную перспективу обсуждают и на Втором заседании руководителей пограничных служб государств - членов ШОС, которое проходит в Екатеринбурге с 25 по 27 июня. А в минувший вторник в Москве состоялось заседание Военного комитета ОДКБ. Это новая структура в системе ОДКБ, объединяющая начальников генеральных (главных) штабов вооруженных сил стран - участниц организации. Комитет рассмотрел вопрос о практическом решении задач военно-политической интеграции, которые были определены на заседаниях уставных органов организации и неформальном саммите глав государств - членов ОДКБ 27-28 мая 2013 года в Бишкеке.
Поставленные там задачи, напоминает издание, генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа охарактеризовал так: "В нашей деятельности есть два вектора. Первый - взаимодействие с афганскими властями, оказание им помощи в обеспечении стабильности, подготовке силовых структур, реализации социальных, экономических проектов. Второй - укрепление силового потенциала ОДКБ, Коллективных сил оперативного реагирования, двусторонних группировок и миротворческого потенциала. Плюс к этому - вопросы охраны государственных границ". Судя по официальной информации, поступившей с заседания Военного комитета, он "принял за основу предложение России по реорганизации системы управления Организации и Коллективных сил оперативного реагирования". То есть сделан явный акцент на силовые заградительные меры внутри ОДКБ.
Что это значит для граждан России и других стран СНГ, задается вопросом "НГ"? Только одно: фактическое признание неизбежности выполнения давних угроз афганских террористов перенести свои акции на территорию постсоветского пространства. Войска западной коалиции в лучшем случае лишь несколько притормозили осуществление подобных обещаний, не раз звучавших от моджахедов сразу после вывода из Афганистана советских войск. Впрочем, и во время присутствия там МССБ мы уже почувствовали, что угрозы реализуются. Военные эксперты в один голос заявляют, что афганские террористические группировки большей частью пополняются молодыми людьми из Таджикистана, Узбекистана и Киргизии. Потом этих же людей спецслужбы выявляют как лидеров организации исламских экстремистов в Петербурге, в других крупных городах России. В общем, нужно и впрямь основательно готовиться к войне на своей территории, резюмирует издание.


Иван Гладилин
http://www.km.ru/v-rossii/2013/06/27/borba-s-terrorizmom-v-mire/714617-rossiya-prospala-afganistan-i-teper-gotovitsya

comments powered by HyperComments

Новости

Еще новости >

Комментарии