В Татарстане готовятся внедрить халяльные туры выходного дня В России могут запретить суррогатное материнство Россию обвинили в поддержке афганских талибов В Исламскую академию Болгара заявляются первые желающие Кавказ бойкотирует конкурс "Мисс Россия" Китай не дал ООН защитить мусульман Мьянмы Президенту Татарстана подарили редкий экземпляр Корана (ФОТО) Линдси Лохан готовит коллекцию нарядов для мусульманок Фотовыставка о нелегкой судьбе мусульман Китая открылась в ОАЭ Послу Израиля задали неудобные вопросы в МИД России
Сегодня: Вторник
21 ноября 2017
17 сентября 2014

Сердитый Араб: Так какой ислам-то?

В Соединенных Штатах Америки активно разворачиваются дебаты, начало которым положил патриарх американской политической науки Сэмуэл Хантингтон по вопросу идентичности американцев и места США в стремительно меняющемся мире.

Исламский фактор, который все больше дает о себе знать не только в мировой политике, но и во внутриполитической жизни различных стран, в том числе и США, становится едва ли не главным предметом анализа и обсуждений в среде интеллектуалов. Феномен ИГИЛ, который держит в страхе, кроме арабского мира, еще и западные страны после публичной казни американских журналистов, усилил разговоры на тему «кому это выгодно?» и «в чьих интересах все это делается?». Весьма интересную позицию всех этих дебатах занимает политолог Ас'ад Абу Халил.

Американец ливанского происхождения Ас'ад Абу Халил является профессором политологии в Калифорнийском университете Беркли. Помимо своих успехов в академической сфере, он известен также активной жизненной позицией. Ас'ад Абу Халил является основателем известного по всему миру благодаря своим саркастичным, но при этом хорошо осведомленным комментариям блога «Информационная служба Сердитого Араба».

Портал IslamReview предлагает вниманию читателей перевод статьи известного политолога, которая была опубликована в ливанском издании «Аль-Ахбар».

Западные СМИ в ужасе: почему «ислам» не может осудить группировку «Исламское государство в Ираке и Леванте» и исключить таким образом её из «ислама»? В восприятии западных медиа ислам предстает в качестве какой-то воображаемой штаб-квартиры, где сидят бюрократы и издают всякие фетвы час за часом, день за днем. Помнится, как после событий 11 сентября сенатор Дайана Фейнстейн совершила своеобразный тур по новостным каналам и везде выражала гневное изумление: «Почему ислам не может издать фетву, которая покончит со всем терроризмом?» Эх, если бы все было так просто…

Сейчас активно разворачиваются дискуссии относительно того, что же такое правильный, истинный ислам. Американские сионисты, подобно Джону Керри и другим государственным лицам, стоят плечом к плечу с саудовскими ваххабитами и заявляют на весь мир, что ислам, о котором говорит ИГИЛ, не является «истинным исламом». Они думают, что подобным образом им удается продемонстрировать прекрасную культурную чуткость. Саудовские официальные лица также любят в общем порыве кидать направо и налево фразы, что вот такой-то ислам правильный, а такой-то – нет. Но ведь вопрос остается открытым – где же он, этот истинный ислам? 

Ислам – это не какое-то определенное религиозное течение или секта. Это также не религия с четко определенной иерархией и священством во главе нее.  В исламе отсутствуют такие религиозные свойства, которые могут быть присущи только так называемым клерикалам или муфтиям различных мастей, а остальным мусульманам о них и не стоит мечтать. В Коране вообще ничего не говорится о клерикальном устройстве: это все появилось намного позже и исключительно в политических целях, дабы оправдывать те или иные решения халифов. Справедливости ради стоит заметить, что связь халифов с исламом и его учением варьировалась от одного человека к другому. Ислам нельзя рассматривать сквозь призму католической веры или некоторых протестантских течений.

Положение о том, что мусульмане, а не Аллах, должны принимать решение и давать оценку действиям друг друга, встречало неодобрение в ходе богословских дискуссий. Одна теоретическая школа, получившая название мурджиитов (буквальный перевод – те, кто откладывают), настаивала на том, что судить о состоянии человека в этом мире нельзя, об этом станет известно только в Судный день. Кроме того, мурджииты отстаивали мнение, что совершение человеком греха ни в коей мере не влияет на состояние его веры. В своих суждениях они опираются на коранический аят из суры «Ат-Тауба» (Покаяние): «А остальные ожидают Божьего решения по ним: Он или накажет, или простит. Он все знает и бесконечно Мудр» (9:106). Они настаивают на мнении, что только Всевышний может судить о поведении в обычной жизни и религиозной практике того или иного человека. Школа мурджиитов была не согласна как с хариджитами, которые считали совершение больших грехов выходом человека из ислама, так и с суннитами, однако их влияние чувствуется повсюду. Даже большинство суннитских школ занимают центристскую позицию по этому вопросу, хотя они и в страхе от того, что мурджииты могут поощрять нарушения в религиозных учениях и грехопадение в обычной жизни.

На Западе многие люди, занимающие различные посты в правительственных и медиа-структурах (и даже в академической среде), замирают в упоительном ожидании очередной фетвы, которая выйдет из стен Университета «Аль-Азхар» или из уст одного из представителей коррумпированной ваххабитской клики. В реальности оба указанных института по производству богословских решений для мусульман стоит рассматривать лишь как религиозные инструменты по удержанию власти. Оба института служат интересам династий стран нефтеносного Персидского залива и не намерены принимать независимые политические и религиозные решения. По существу, ничего не мешает какой-нибудь группе мусульман развить определенную систему религиозных учений, какой бы отклоняющейся от нормы, сбившейся с правильного пути и вызывающей отвращение она ни была, и объявить ее «истинным исламом». Ведь в исламе отсутствует единый центр религиозной власти. В этом одновременная слабость и сила ислама. Ислам, безусловно, очень гибкая система, которая позволила распространить представления о единобожии по всему миру, в самых разных культурных средах.  Так, например, «ислам», который обосновался в Индии, принял решение не признавать в качестве неверующих («кяфиров») приверженцев традиционных индийских верований, а рассматривать их как «людей Писания», подобно иудеям и христианам.

Ислам, как религия, намного более демократичен, чем об этом принято говорить. Сами мусульмане посредством консенсуса решают, что есть истинный ислам, а что – нет, используя такие параметры, как: соблюдение всем известных столпов веры, следование одной из четырех суннитских школ в области исламского права (а также шиитской школы джафаритов). Ваххабизм, тем не менее, находится вне этой совокупности норм и параметров: ваххабизм есть полная противоположность вышеупомянутой школы мурджиизма.

Основополагающий постулат, на котором настаивал в свое время Мухаммад ибн Габд аль-Ваххаб, а сейчас его последователи, – это то, что здесь, на Земле, некоторые люди с оружием в руках имеют полное право выносить в отношении других решения по любым, даже самым незначительным, поводам от имени Бога. Это именно тот момент, где позиции Саудовской Аравии и ИГИЛ совпадают. Эти субъекты политики находятся вне рамок общепринятых принципов ислама. Ваххабиты всех мастей не признают ярлыка «ваххабит». Они говорят: «Мы мусульмане». То есть только они мусульмане, все остальные есть неверные, кяфиры, с которыми нужно бороться, как пророк Мухаммад в свое время вел борьбу с язычниками. Ваххабиты заявляют, что именно они представляют «истинный ислам», в то время как сила ислама в течение целых столетий заключалась именно в том, что просто не существовало такого понятия, как «истинный ислам». Был лишь один момент в мусульманской истории (во времена Фатимидского халифата), когда сразу три халифа боролись за титул верховного повелителя, прикрываясь этим самым выражением – «истинный ислам».  

В завершение стоит сказать, что ни ИГИЛ, ни Джон Керри, ни «Аль-Азхар», ни уж тем более правящая династия Саудов не могут говорить от имени «истинного ислама». Верующие сами решат этот вопрос, но без натовской военной интервенции. Даже несмотря на то, что НАТО в последнее время стало восприниматься в качестве едва ли не органичной части исламской уммы.

www.english.al-akhbar.com,
перевод Айдара Зиннатуллина

comments powered by HyperComments

Читайте также:

Новости

Еще новости >

Комментарии