Объявлена дата открытия Соборной мечети Крыма Намаз имеет физиотерапевтический эффект - ученые Президент Турции обвинил Меркель в поддержке гюленистов и РПК Американский конгрессмен назвала самых искренних в борьбе с терроризмом политиков Адель выразила свое уважение хиджабу Афганские талибы казнили женщину, обвинив в измене Думский комитет не одобрил проект закона об исламском банкинге "Пророк Мухаммад (c.г.в.) предрёк падение ИГИЛ" - Камиль Самигуллин Лионель Месси вступился за арабских женщин В Башкортостане судят "целительницу" из тюркской секты
Сегодня: Четверг
23 марта 2017
06 декабря 2016

Можно ли договориться с исламистами?

Иногда звучат мнения, что с религиозными экстремистами можно договориться, и это приведёт к миру и спокойствию. Однако такая точка зрения, увы, не подтверждается практикой.

Распространение идеологии радикального ислама по всему миру вызывает всё больше вопросов о том, как реагировать на это явление. Существует позиция, что на экспансию исламистов просто не следует обращать внимания, поскольку все богословские трения якобы не сказываются на повседневной жизни людей. Нередко звучат высказывания, что с радикалами необходимо вступать в переговоры, пытаясь найти для экстремистских доктрин равноправное место в обществе.

Первую из описанных позиций можно смело именовать «страусиной», а вторую – выражением оптимизма, отрицающего всякий здравый смысл. Поскольку деятельность деструктивных сил, прикрывающихся исламом, изначально является политической, нацеленной на государственный переворот и переформатирование всего общества, рано или поздно самым индиферрентным к религии гражданам придётся столкнуться с тем, что их привычный образ жизни не только нежелателен, но и наказуем. То, что до определённого момента эти силы используют умеренную риторику, вводить в заблуждение не должно – после того, как власть оказывается в руках у представителей экстремистских организаций, действительность оказывается совершенно непохожа на благостные посылы о равенстве и мирном сосуществовании.

Можно ли договориться с исламистами?

Для примера возьмём Тунис, пожалуй, самую «светскую» страну арабского мира. Именно оттуда началась так называемая «арабская весна», сопровождавшаяся приходом к власти в государствах Северной Африки исламистов. Это была честная попытка осуществить мирное сожительство и «договориться». В октябре 2011 года в Тунисе прошли выборы «переходного периода», в результате которых 39% голосов и первенство получила исламистская партия «Ан-Нахда» («Возрождение»). Учитывая позицию «Ан-Нахды», считавшейся по меркам исламистов умеренной, а также многочисленные заявления о необходимости демократических перемен, имелись определённые надежды на то, что исламизм и спокойная жизнь могут существовать одновременно. Ещё в 1981 году, сразу же после официального объявления о создании исламской партии, её генсек Абд аль-Фаттах Муру «клялся и божился», что у неё нет ничего общего с экстремизмом, и целью служит установление гармонии между исламской культурой и образом жизни ХХ века. Однако светская оппозиция Туниса немедленно оказалась под постоянным давлением, один из лидеров противостоящего исламистам «Народного фронта» Шокри Белаид был убит неизвестными 6 февраля 2013 года после серии критических замечаний относительно политики и компетентности нового правительства. На этом демократические реформы и любая гармония закончились. Главным событием в Тунисе стали не экономические и политические изменения, а острые дебаты о роли ислама в социуме, выборе внешнеполитических ориентиров и прочего.

Убийство Шокри Белаида, на похоронах которого собралось больше миллиона человек, привело к роспуску парламента, однако техническое руководство осталось в руках исламистов «Ан-Нахды», которые отнюдь не торопились назначать новые выборы, постоянно откладывая их под разными предлогами.

В попытках навязать обществу собственную версию ислама, недовольные мягкостью правительства исламисты взяли дело в свои руки – громили магазины, продающие алкоголь, нападали на полицейских, летом 2012 года фактически сорвали проведение культурного фестиваля в Бизерте, разгромив художественную выставку «Весна искусств», на которой, по их мнению, демонстрировались оскорбляющие ислам экспонаты. Гробницу известного мусульманского проповедника, основоположника течения суфиев Аль-Бежи из Сиди-бу-Саида, стенам которой уже шесть веков, религиозные фанатики просто сожгли. Усыпальницу частично отреставрировали, но историческая андалузская мозаика не сохранилась. Регулярно осуществлялись нападения на Храм Воскресения Христова, который находится в центре столицы. Настоятель храма отец Димитрий получал петиции с требованием принять ислам и платить дань партии Аллаха. Тунисские исламисты атаковали посольство США, в ходе столкновений с полицией погибли несколько человек. Существенно вырос уровень преступности в целом. Разумеется, нашлось место и сепаратизму – в отдалённой деревне Седжнан был провозглашён «исламский эмират».

Налицо, что умеренным и терпимым исламизм может быть только в теории, поскольку его концепция изначально агрессивна, а идеологическая обработка неофитов попросту не содержит иных рецептов оздоровления чего угодно, кроме «ещё больше ислама» и джихада против внутренних и внешних врагов.

Вот почему бессмысленно договариваться с теми, кто нацелен исключительно на безоговорочное доминирование и попросту недоговороспособен. Да, исламисты всеми силами пытаются навязать государству, в границах которого они действуют, ту или иную форму переговоров. Это приводит к легитимизации экстремистов, действующих под псевдорелигиозными лозунгами. После чего – как это было в Тунисе, Египте, Ливии, начинается сравнительно мирный захват власти.

Газиз Фахретдинов

comments powered by HyperComments

Читайте также:

Новости

Еще новости >

Комментарии