В России могут запретить суррогатное материнство Россию обвинили в поддержке афганских талибов В Исламскую академию Болгара заявляются первые желающие Кавказ бойкотирует конкурс "Мисс Россия" Китай не дал ООН защитить мусульман Мьянмы Президенту Татарстана подарили редкий экземпляр Корана (ФОТО) Линдси Лохан готовит коллекцию нарядов для мусульманок Фотовыставка о нелегкой судьбе мусульман Китая открылась в ОАЭ Послу Израиля задали неудобные вопросы в МИД России Марин Ле Пен обещает избавить Францию от хиджабов
Сегодня: Среда
26 июля 2017
06 марта 2017

Из песни слов не выкинешь, или О том, где искать наследие Абу Ханифы

25 февраля в электронной газете «Бизнес-онлайн» вышла статья первого заместителя муфтия Татарстана Рустама Батрова «Учение Абу Ханифы попало в ДУМ РТ под негласный запрет?» Она вызвала негодование не только у духовенства, но и среди рядовых верующих.

Фото: dumrt.ru

Фото: dumrt.ru

В своей статье Рустам хазрат клевещет не только на татарских, ханафитских богословов, но, в первую очередь, на самого Абу Ханифу. Итак, по порядку.

Средневековый научно-исследовательский институт

Во-первых, Рустам хазрат высказывает идею о том, что якобы ученики Абу Ханифы, исказив его мазхаб, создали свой – ханафитский. На самом деле, если разобраться в данном вопросе основательно, следует сказать, что ханафитская богословская школа восходит к взглядам второго праведного халифа ‘Умара ибн аль-Хаттаба, а также и сподвижника Пророка ‘Абдаллы ибн Мас‘уда, который был судьей в Куфе – городе, где родился Абу Ханифа (см. Ан-Накиб А., “аль-Мазхаб аль-ханафи», 2001, Эр-Рияд, издательство «ар-Рушд», Т.1, с. 83). Именно эти два человека заложили основы богословской школы, которая позднее стала именоваться ханафитской.

Также следует отметить и особенность Абу Ханифы в обучении своих учеников. Если другие богословы преимущественно вели свои занятия в лекционной форме и отвечали на заданные вопросы, то Абу Ханифа вел свои занятия в дискуссионной форме и требовал у своих учеников, чтобы они сами находили ответы. Иногда эти дискуссии могли быть очень жаркими, и Абу Ханифе делали замечания за то, что его ученики шумят в мечети (там же, с.97). Дискуссии в кружке Абу Ханифы были трех видов: коллективные дискуссии, в которых принимали участие все ученики; дискуссии с самыми приближенными учениками; и дискуссии непосредственно между Абу Ханифой и каким-либо учеником (там же, с.99-100). По поручению Абу Ханифы ученики вели запись вопросов, по которым они приняли коллегиальное решение.

Абу Ханифа выделял 36 своих наиболее успешных учеников: «У нас тридцать шесть последователей. Двадцать восемь из них могут исполнять обязанности кадия, шестеро могут издавать фетвы, а двое воспитывать кадиев и муфтиев», при этом указав на Абу Йусуфа и Зуфара (там же, с.101).

Ученики Абу Ханифы были не только правоведами: среди них были знатоки хадисов, языка и других наук. Известный богослов Ваки‘ по этому поводу сказал: «Разве может Абу Ханифа ошибиться, ведь у него такие знатоки кийаса, как Абу Йусуф и Зуфар; такие знатоки хадисов, как Йахйа ибн Абу Заида (знаток фикха, хадисов; исполнял обязанности кадия в Мадаин. Умер в 183-198 годах по Хиджре), Хафс ибн Гийас (знаток фикха и хадисов; исполнял обязанности кадия в Багдаде и Куфе. Умер в 194-196 гг. по Хиджре), Хибба, Мундил; такой знаток языка, как аль-Касим ибн Му‘ин, и такие аскеты, как Фудайл ибн ‘Ийад и Дауд ат-Та’и? Даже если он и ошибется, они наставят его на правильный путь» (см. Ан-Накиб А., “аль-Мазхаб аль-ханафи»., 2001, Эр-Рияд, издательство «ар-Рушд», Т.1, с. 102).

Соответственно, упомянутые ученики и продолжили дело Абу Ханифы после его смерти. Учениками, оказавшими наибольшее влияние на распространение мазхаба, его развитие и систематизацию, были Абу Йусуф, Мухаммад ибн аль-Хасан аш-Шайбани, Зуфар и аль-Хасан ибн Зийад.

Наиболее известным и приближенным учеником Абу Ханифы является Абу Йусуф. После смерти Абу Ханифы он был назначен на должность главного кадия, что оказало наибольшее влияние на распространение мазхаба, поскольку именно он назначал рядовых кадиев государства. Конечно же, Абу Йусуф отдавал предпочтение своим бывшим коллегам по богословскому кружку. Поскольку Абу Йусуф был одним из писарей кружка Абу Ханифы, то, заняв пост кадия, он начал формализацию и систематизацию мазхаба. Его перу принадлежат следующие трактаты: «аль-Асар», «Ихтилаф Аби Ханифа ва Ибн Аби Лайла», «аль-Харадж» и «Радд ‘ала сайр аль-Авза‘и». Также именно он был одним из первых, кто обогатил ханафитский мазхаб хадисами пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует). Помимо деятельности кадия и написания книг, Абу Йусуф занимался и преподаванием ханафитского права, что также способствовало распространению мазхаба (там же, с. 106-111).

Следующий выдающийся ученик Абу Ханифы – Мухаммад ибн аль-Хасан аш-Шайбани. Несмотря на то, что Мухаммад был одним из самых юных учеников Абу Ханифы, именно ему принадлежит заслуга собирания знаний мазхаба. В научном плане он является наиболее плодотворным учеником Абу Ханифы. Его перу принадлежат такие труды по ханафитскому праву, как «аль-Джами‘ ас-сагир», «аль-Джами‘ аль-кабир», «аз-Зийадат», «ас-Сайр ас-сагир», «ас-Сайр аль-кабир», «аль-Мабсут», «Китаб аль-асар», «аль-Амали», «аль-Худжа ‘ала ахл аль-Мадина» и «Зийадат аль-зийадат». Эти книги являются основными в ханафитском мазхабе. В них Мухаммад отразил как точку зрения Абу Ханифы, так и позиции его учеников Абу Йусуфа, Зуфара и аль-Хасана ибн Зийада.

Такими образом, из вышеизложенного можно сделать вывод, что делить мазхаб на мазхаб Абу Ханифы и ханафитский мазхаб принципиально неправильно. Ханафитская школа была сформирована как самим Величайшим имамом, так и его учениками, их кружок представлял собой что-то вроде научно-исследовательского института. Тем более, что Абу Ханифа сам не вел письменную фиксацию своего знания, этим занимались его ученики. Именно благодаря им мы и узнали о фетвах имама.

Абу Ханифа был сектантом?

Далее, Рустам хазрат относит Величайшего имама к секте мурджиитов. Это также является клеветой. Основной идеей мурджиитов было утверждение, что великие грехи не страшны верующему. Из чего следовало, что произнесший шахаду может не соблюдать предписания шариата и его запреты. Кстати, богословы ИГИЛ своим последователям также издают различные «удобные» заключения, лишь бы они воевали. Однозначно, Абу Ханифа не мог поощрять подобную идеологию, о чем свидетельствует его труд «Аль-Фикх аль-акбар»: «Мы не утверждаем, что мусульманину не повредят грехи, или что он не попадет в пламя, или что он пребудет в нем вечно, даже будь он нечестивым, если только покинул мир сей верующим. В отличие от мурджиитов, мы не говорим, что наши добрые дела (хасанат) приняты [Богом], а недобрые (саййи’ат) прощены».

Татарские богословы изучали и преподавали мракобесие?

И, наконец, Рустам хазрат приводит некоторые цитаты из «Мухатасар аль-кудури», называя эти идеи мракобесием. Однако, как известно, «Мухтасар аль-кудури», «Мухтасар аль-викайа», «аль-Хидайа», а также другие труды по ханафитскому праву представляют собой классику ханафитской школы. Они преподавались в татарских медресе, их изучали Г.Утыз-Имяни, Г.Курсави, Ш.Марджани, Г.Баруди и другие известные татарские богословы. Изучение этих трудов не вызывало проблем в татарском обществе конца XIX–начала XX вв. Например, Рустам хазрат приводит цитату о браке малолетних и называет это педофилией, но, видимо, ему неведомо, что в циркулярах ОМДС (Оренбургского магометанского духовного собрания - прим. IslamReview) от 29 января 1841 года имамам запрещено заключать браки, если женщина моложе 16, а мужчина моложе 18 лет. Если нашим предкам хватило разума принять подобные положения, то неужели Рустам хазрат полагает, что руководство ДУМ Татарстана окажется глупее? Также Рустам хазрат приводит цитаты о необходимости вести войну с неверными и казнить вероотступников. Да, такие цитаты есть в ханафитских книгах, однако следует понимать, что они имеют отношение к периоду Средневековья, и это не говорит о том, что следует отказаться от преподавания этого материала. Дело в том, что эти книги студенты изучают в учебных заведениях ДУМ под руководством преподавателя, который разъясняет, что к нашему обществу они не применимы. А представьте, что будет, если мы удалим подобные строки из классических книг и не будем разъяснять их студентам? Эти книги находятся в свободном доступе, их легко можно скачать из интернета. Студент, скачивает такую книгу, изучает её, делает вывод, что его учитель скрыл от него знание, понимает его в радикальном ключе и идёт на черный рынок покупать автомат Калашникова, чтобы воевать с иноверцами. Не будет ли правильнее предупредить подобный сценарий, нежели ждать кровавой развязки. Как известно, и Марджани, и Баруди, и Бигиев изучали эти книги, однако ни один из них не стал террористом, не пошёл воевать с неверными.

Как говорится, слов из песни не выкинешь. Да, Булгарская исламская академия – очень серьезный проект. Ее стандарты, учебные планы и программы должны быть составлены с особой тщательностью, их должны выверить эксперты. И для того, чтобы совместить традиционный для нас ханафитский мазхаб и российскую действительность, необходимо обратиться к наследию татарских богословов. Именно татарское богословское наследие должно лечь в основу образовательного стандарта высшего профессионального религиозного образования.

Рамиль Адыгамов, кандидат исторических наук,

завкафедрой Казанского исламского университета

"Ислам Тудей"

comments powered by HyperComments

Читайте также:

Новости

Еще новости >

Комментарии