Британская мать основала магазин мусульманских игрушек В Чечне прекращена официальная торговля алкоголем Елена Проклова стала мусульманкой (ФОТО) Душанбе, Бишкек, Ашхабад и Ташкент – в числе худших городов мира Саудовский принц: «Пора женщинам позволить сесть за руль» В Саудовской Аравии проведут Мавлид Пророка (с.г.в.) - впервые в истории государства Ислам Каримов-младший: «Власти Узбекистана создают видимость того, что Гульнара Каримова находится на свободе» Реджеп Эрдоган: «У турецкой армии в Сирии одна цель – свергнуть Асада» В Афганистане на границе с Туркменистаном насмерть замерзли 20 детей По стопам Эрдогана: В Азербайджане введена уголовная ответственность за оскорбление Ильхама Алиева
Сегодня: Воскресенье
04 декабря 2016
27 августа 2013

Традиция этнографического изучения мусульманских народов Российской империи

Традиция этнографического изучения мусульманских народов Российской империи

Традиция этнографического изучения мусульманских народов Российской империи

Работа Роберта Джераси посвящена изучению того, каким образом этнографическая наука Российской империи в XIX веке занималась изучением мусульманских народов. Свою статью автор начинает с пересказа взглядов известного американского ориенталиста Сеймура Беккера, по мнению которого русские историки XIX века воспринимали Россию как национальное государство русского народа и, что все национальные меньшинства империи неизбежно будут ассимилированы. По мнению Роберта Джераса, далеко не все русские ученые того времени придерживались такого мнения. Именно этнографы в XIX веке более реалистично смотрели на положение вещей, поскольку непосредственно работали с культурой и жизнью народов населяющих Российскую империю.

В первой части своей работы американский профессор повествует о традиции изучения мусульманских народов Волжско-Уральского региона, а во второй обращается к тому, как исследовали мусульманские народы Средней Азии.

Центром «освоения Востока» в Российской империи стала Казань, именно здесь были размещены учреждения, которые были необходимы для изучения и ассимиляции народов восточных земель.

Первый существенный вклад в изучение народов Поволжья внес профессор Казанского университета, выходец из Германии, Карл Фукс. Его перу принадлежит первая этнографическая работа, посвященная поволжским тюркам «Казанские татары в их статистическом и этнографическом измерениях», которая вышла в свет в 1844 году.

Примечательно, что именно немец стал первым автором систематического труда посвященного культуре татарского народа. Роберт Джераси ссылаясь на венского профессора Андреаса Каппелера, одного из крупнейших современных специалистов по истории народов Поволжья, отмечает, что уже в литературе XVIII века можно проследить различия в описании татар русскими и иностранными (чаще всего немецкими) учеными. Немецкие авторы той эпохи были гораздо более склонны видеть татар в благоприятном свете и описывать их как цивилизованных – по сравнению с другими народами Поволжья – людей, в то время как русские исследователи скорее подтверждали отрицательные стереотипы и недооценивали культурные достижения татар.

Достоинство работы Фукса заключалось в том, что она основывалась на личном наблюдении автора. Кроме того, он в совершенстве владел татарским и арабским языками. В данной работе содержаться множество интереснейших фактов, которые разрушали многие стереотипные представления о татарах. Например, он приводит статистические данные, демонстрировавшие то, что, вопреки широко распространенным представлениям о полигамии среди татар, на несколько тысяч татарских домов Казани приходилось лишь шестьдесят глав семейств, имевших больше двух жен. Также в своей работе Фукс писал о превосходстве системы образования у татар, распространенной традиции помогать бедным, низкой заболеваемости среди татар и др.

Важным этапом в развитии этнографических исследований в Волжско-Уральском регионе стало учреждение в 1877 году в Казани Общества археологии, истории и этнографии (ОАИЭ), который стал наиболее значительным центром этнографических исследований за пределами двух столиц. Этнографические исследования, проводившиеся под эгидой ОАИЭ, были главным образом посвящены Поволжью, но общество также настаивало на своей роли в изучении всего Востока.

Однако удивительным фактом оказалось то, что работ посвященных изучению татарского населения региона было крайне мало. Хотя татары-мусульмане были, без сомнения, самой большой из нерусских этнических групп Поволжья, их изучением ОАИЭ едва занималось. В “Известиях ОАИЭ” практически не появилось ни одной статьи о татарах.

В чем причина, такого в высшей степени не внимания к татаро-мусульманскому населению края? Роберт Джераси, так отвечает на этот вопрос: Во-первых, предполагалось, что этнография несовместима с исламом. Под этнографией понималось изучение особенностей культуры отдельных народов, в то время как за мусульманскими народами таких особенностей не признавалось. Европейцы, как правило, считали, что у мусульманских народов ислам являлся не только основной, но и практически единственной культурной характеристикой. Мусульманские общества для них воспринимались как “постэтническими” – совершенно одинаковыми и неподвластными никаким изменениям в сфере культуры.

Кроме того, после реформ 1860-х годов, у этнографии на национальных окраинах появилась новая роль. Народническое движение, которое началось в России в ту эпоху, активно поддерживало развитие этнографии, поскольку народники утверждали достоинство национальных меньшинств и крестьянского населения. Однако, несмотря на то, что народники выступали в защиту национальных меньшинств, речь, как правило, шла о народах, исповедующих христианство и язычество – старообрядцах, сибирских народах, исповедующих шаманизм, полуязыческих-полухристианских народах Волжско-Уральского региона (кряшенах, чувашах, черемисах, вотяках, мордве). В среде этнографов и народников находилось много защитников этих народов, и только у мусульманских народов России, пишет Роберт Джераси, таких защитников не нашлось. Связано это было в частности и с тем, что исламская культура в Поволжье воспринималась как конкурирующая русской. Это могло быть связано с тем, что исламское духовенство здесь активно занималось обращением в свою веру массы людей (их численность, по данным Роберта Джераси, превышало число перешедших в православие). Становясь мусульманами, они не только меняли религию, но и начинали называть себя татарами. Народникам-этнографам эта альтернатива казалось ничуть не лучше политики царского государства, использовавшего православие и русский язык для уничтожения этнического самосознания национальных меньшинств.

Народники, находясь под влиянием эволюционистской теории, которая стала преобладать на Западе, подходили к изучению культуры только с оценки прогрессивных ее черт. Одним из наиболее ярких его сторонников в России был профессор Казанского университета, член ОАИЭ И. Н. Смирнов, который в четырех работах, посвященных финно-угорским народам Среднего Поволжья (“Черемисы” ( Теоретически, по мнению Роберта Джераси, эволюционный подход мог стать альтернативой демонизации ислама и мусульманских народов России в той мере, в какой “отатаривание” народов Поволжье, которого так боялись православные миссионеры, могло быть представлено как аналогичный процесс, только с другими действующими лицами. Американский профессор пишет, что если допустить, что цивилизация – это всеобщий процесс, то тогда не имеет принципиального значения, какие именно контакты – с русскими или с татарами - позволили народностями Поволжья (или других регионов империи) продвинуться дальше по пути прогресса.

В итоге сочинения Фукса, опубликованное в 1844 году, вплоть до конца дореволюционного периода сохраняло свое значение основополагающего исследования, посвященного татарам.

comments powered by HyperComments

Новости

Еще новости >

Комментарии