В Татарстане готовятся внедрить халяльные туры выходного дня В России могут запретить суррогатное материнство Россию обвинили в поддержке афганских талибов В Исламскую академию Болгара заявляются первые желающие Кавказ бойкотирует конкурс "Мисс Россия" Китай не дал ООН защитить мусульман Мьянмы Президенту Татарстана подарили редкий экземпляр Корана (ФОТО) Линдси Лохан готовит коллекцию нарядов для мусульманок Фотовыставка о нелегкой судьбе мусульман Китая открылась в ОАЭ Послу Израиля задали неудобные вопросы в МИД России
Сегодня: Понедельник
21 мая 2018
27 июля 2016

"Став бомжом, он обрел Бога". История спасения таджикского поэта Мира Зафара

Он был писателем и режиссером, но стал бомжом в Санкт-Петербурге, оставшись без документов. На улицах северной столицы он заработал инсульт, потерял память и обрел Бога, в которого никогда не верил. Теперь о его жизни ставят спектакль. Портал "Россия для всех" рассказал историю спасения таджикского поэта Мира Зафара.

Сила интернета

Непростая история таджикского поэта стала достоянием общественности в мае этого года. Студент Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. М.А.Бонч-Бруевича Александр Гущин возвращался с тренировки и заметил бездомного, мокнущего под дождем на улице в центре города. Тогда он отдал ему свой зонт и пошел дальше. Через какое-то время он снова его встретил: уже была зима, и чтобы бомж не замерз, он отдал тому плед. Так и началось их знакомство.

«Еще покупал ему продукты, сигареты. Мы начали общаться, он спросил: "Ты знаешь, кто я?" — и рассказал про себя. Сказал, что у него есть дом и семья», — вспоминал ранее Александр Гущин.

Узнав подробности жизни своего нового друга, петербуржец решил разместить объявление в соцсети «ВКонтакте», где попросил максимально широко распространить пост, чтобы найти семью или знакомых Мира Зафара.

«Потом мое объявление появилось в "Одноклассниках". Начали звонить отовсюду — из Таджикистана, Узбекистана, Польши. Пришло письмо из посольства Таджикистана с фотографией Зафара, где он чистый, выбрит, переодет в свежую одежду», — рассказывает молодой человек.

Его постом в «ВКонтакте» поделились сотни людей, а в «Одноклассниках» и Facebook появились текст и фото его публикации, которые также собрали тысячи репостов.

«Он рассказал мне, что перенес инсульт! Сил у него нет ходить! Рассказал, что его не раз избивали. Документов у него нет, поэтому я не могу ему помочь с переездом домой — он из Якутска, а в Туле у него есть брат. Еще есть сын, который его любит. Помогаю ему всем, чем могу — очень хотелось бы вернуть его к нормальной человеческой жизни. Дорогие друзья, если кто-то что-то знает об этом человеке, свяжитесь со мной», — писал Гущин в социальных сетях.

Среди наткнувшихся на публикацию был и представитель таджикской диаспоры Аслишо Акимбеков. Он тоже обратился к соотечественникам с просьбой найти семью таджикистанца и помочь ему.

«Оказалось, что он гражданин Российской Федерации, долгое время жил в Якутии, более 30 лет работал в сфере культуры. Он режиссер, писатель, консультант исторических фильмов», — рассказал председатель комитета по культуре и коммуникациям РОО «Нур» Акимбеков. Он пытался связаться с согражданами, проживающими в Северной столице, чтобы те отнесли Миру какие-нибудь продукты или помогли небольшими суммами.

Позже к спасению писателя подключилось и посольство Таджикистана, которое сейчас активно помогает восстановить паспорт, а откликнувшиеся деятели культуры начали собирать средства ему на билет домой. Дело под личный контроль взял чрезвычайный и полномочный посол РТ в РФ Имомуддин Сатторов.

«Господин посол дал поручение почетному консулу РТ Назару Мирзоде найти его, обеспечить крышей над головой и одеждой, привести в порядок и связаться с его родственниками», — рассказал первый секретарь таджикского диппредставительства.

Дервиш-бомж

Чем быстрее распространялась информация в сети, тем больше подробностей начало появляться о жизни героя публикаций. Оказалось, что бездомный — таджикский поэт, писатель и режиссер. Он перенес инсульт, после чего частично потерял память и остался на улице. До этого его не раз избивали, и в один из таких дней у него украли документы — прямо на вокзале, когда тот собирался вернуться домой.

«Не знаю, как я выжил. Спал на скамейках, замерзал и голодал, кидал камешки в окна и просил людей вынести мне одеяло, а потом просто ложился на скамейку и думал: дайте уже, наконец, умереть», — вспоминает сам писатель свои долгие годы скитаний по улицам Санкт-Петербурга.

В такие моменты ему на помощь приходили совершенно незнакомые люди. Как рассказывает сам Мир Зафар, ему покупали водку, чтобы он согрелся, или пускали переночевать в подъезды, кормили.

Один из таких незнакомцев в итоге не просто ему помог, но и связался с родственниками.

«Я нашел его сына, который живет и работает в Иркутске. Он сказал, что снимает жилье и сам сидит без денег. Потом мне позвонила сестра Зафара, но она не могла к нему выехать — у нее тоже не было денег. И затем уже мне написал человек из посольства, который, видимо, и помог Зафару», — говорит Александр Гущин.

Однако всех подробностей того, как он попал в Санкт-Петербург и почему оказался на улице, Мир Зафар до сих пор не рассказал. Может, потому что и сам не помнит.

«С одной стороны, он интересен сам по себе. Мне все время хочется его спросить: а как так получилось, что он оказался на улице? Почему? Но я не могу никак на это решиться, потому что думаю, что он и не ответит мне на этот вопрос, потому что и сам не знает», — говорит Петр Семак, которому предстоит играть Мира Зафара в спектакле «Неприкасаемые».

Писатель, поэт, режиссер

О его прежней жизни тоже известно немного. Отец его был брахманом, и их семья жила в Индии. В 18 лет его отправили на историческую родину в СССР. В Санкт-Петербург он приезжал, чтобы дописать свою последнюю песню.

«Я родился и вырос в Индии, папа был брахманом и лекарем», — рассказывал сам писатель на встрече, посвященной премьере постановки о его бездомной жизни. Из-за перенесенного инсульта он говорит несколько сбивчиво и немного стеснен в движениях, но несмотря на это очень экспрессивен.

«Он написал немало достойных и стоящих книг, снял несколько кинокартин, а во многих других был историческим консультантом. Человек, который разработал собственную "Теорию сценарного взрыва" и подарил ее "Ленфильму". Человек, по советам которого французские операторы снимали известный многим культовый фильм "Амели"», — делится впечатлениями о встрече с поэтом блогер Алексей Флорман.

Таджикский писатель родом из Явана, учился во ВГИКе. Там общался с режиссером Георгием Товстоноговым, чем очень гордится. И сейчас он снова хочет заняться искусством, снять фильм о блокаде и поставить спектакль о любви.

«Подумать только: человек с таким гениальным складом ума, который на момент обучения во ВГИКе у знаменитого Андрея Арсеньевича Тарковского придумал собственную теорию пяти стихий, оказался вот так запросто на улице, ненужный никому», — пишет блогер.

Сам герой хочет остаться в Петербурге, и, как признается, ему достаточно маленькой комнаты в подвале, как главному герою романа «Мастер и Маргарита» Булгакова. Он любит этот город, но и ненавидит.

«Начну с того, что я безумно люблю этот город и ненавижу его. Этот город дарил мне силы, но он и практически убил меня. <...> Скажу лишь одно. В те моменты, когда я готов был умереть от холода и голода, от людского безразличия, именно память о них [великих писателях и поэтах, проживавших в Санкт-Петербурге] не давала мне сдаться. Именно они поднимали меня», — передает Алексей Флорман слова писателя, сказанные на встрече с поклонниками.

Обретая Бога

За эти трудные годы, признается Мир Зафар, было много тяжелых дней, но один-единственный случай вернул ему, злостному атеисту, веру в Бога.

«Я всегда ненавидел бога. Я ненавидел его за лицемерие, за ложь. Я часто кричал на него, плевал в небо, спорил со всеми и пытался доказать, что там, наверху, нет никого, кроме высшего разума, что Бог - это все глупые выдумки. Но когда я зашел в тупик, когда я настолько устал от злости ко всем людям, что проходят мимо меня, когда я лежал и замерзал, а им было на меня наплевать, я решил покончить с жизнью. Купив недалеко от Апраксина двора пять бутылок паленой сивухи, решил, что это точно меня убьет. Забравшись в парадную в центре Петербурга, я начал быстро пить эту адскую жидкость», — вспоминает Мир Зафар.

Когда вроде бы столько выпитой отравы уже должно было свалить его с ног, он увидел яркий свет, «а потом Его».

«С тех пор я больше никогда не веду себя неуважительно относительно Бога», — заключает писатель.

После этого он начал пытаться возвращать заблудившуюся молодежь на правильный путь, хотя признается, что это получалось у него далеко не всегда.

«Парни и девушки от 20 до 25 лет — они были такими же, как и я, никому не нужными серыми оболочками. Нас отличало одно: меня в объятия улиц бросила судьба, а их - глупость. Все они были наркоманами и алкоголиками. Я неоднократно пытался остановить их, отговорить, просил не делать этого», — рассказывает писатель о десятках погибших на улицах мегаполиса молодых людей. Иногда он слышит их голоса и раскаяние.

«Любовь, воссоединение — вот главное»

«Любовь, воссоединение — вот главное», — заключил таджикский поэт.

Фактически спектакль Мира Зафара начался уже тогда, на встрече с поклонниками, посвященной предстоящей премьере: он говорил в основном сам, а пришедшие слушали его. Говорили о разном и многом. Некоторые его суждения могли казаться вызывающими, или абсурдными, или само собой разумеющимися, или вообще не до конца понятными. Но последней реакции Мир Зафар и сам был рад: «Господи, как же хорошо, что вы все меня сейчас не понимаете!».

"Россия для всех"

comments powered by HyperComments

Читайте также:

Новости

Еще новости >

Комментарии