Антитеррористические плакаты в Британии уподобились нацистской пропаганде Британская мать основала магазин мусульманских игрушек В Чечне прекращена официальная торговля алкоголем Эрдоган: Защита Аль-Аксы - не дело безоружных палестинских детей Конституционный суд в Германии разрешил воспитательнице работать в хиджабе ООН признает притеснения мусульман рохинджа "преступлением против человечности" Елена Проклова стала мусульманкой (ФОТО) Душанбе, Бишкек, Ашхабад и Ташкент – в числе худших городов мира Саудовский принц: «Пора женщинам позволить сесть за руль» В Саудовской Аравии проведут Мавлид Пророка (с.г.в.) - впервые в истории государства
Сегодня: Понедельник
05 декабря 2016
13 августа 2013

Хизб-ут-Тахрир: от Казани до Кашмира

Хизб-ут-Тахрир: от Казани до Кашмира

Хизб-ут-Тахрир: от Казани до Кашмира

Митинг против притеснения мусульман в Дагестане. Февраль 2013 года


6 марта 2013 о своем уходе с поста муфтия Татарстана объявил Ильдус Файзов. То есть тот представитель исламского духовенства России, на которого возлагали особые надежды все, кто стремился дать отпор исламскому радикализму. Многими представителями мусульманской общественности в России этот уход воспринимается как невосполнимая политическая потеря.
Почему? Потому что именно покушение на муфтия Татарстана Ильдуса Файзова и его помощника Валиуллу Якупова стало отправной точкой для начала открытых выступлений «Хизб-ут-Тахрир» в России. На российской политической улице мы их впервые увидели в прошлом году.


19 июля 2012 года в Казани произошел двойной теракт. Сначала в подъезде своего дома был обстрелян Валиулла Якупов, который скончался по дороге в больницу. Менее чем через час после этого был подорван автомобиль Ильдуса Файзова. Однако самому муфтию удалось спастись.


Напомним, через 10 дней, 29 июля 2012 года, в Казани прошел пикет в защиту подозреваемых в совершении теракта 19 июля против высоких духовных лиц Татарстана. Пикет быстро перерос в митинг. Но главной его особенностью стало то, что митинг — впервые за историю и Татарстана, и России в целом — прошел под флагами запрещенной в России международной организации «Хизб-ут-Тахрир». Отметим, что эта организация — одна из немногих с ярко выраженным мироустроительным профилем. А именно — нацеленностью на создание исламского халифата как всемирной политической системы.


Появление флагов «Хизб-ут-Тахрир» в Казани летом 2012 года отнюдь не было последним. Вот автопробег «Хизб-ут-Тахрир» на шоссе возле Казани в декабре 2012 года.


А вот митинг против притеснения мусульман в Дагестане уже в феврале 2013 года — под теми же знаменами.


Чтобы с должной серьезностью оценить, что за символика замелькала в наших городах, необходимо еще раз рассмотреть обстоятельства создания партии и ее деятельности недалеко от нас — в странах Средней Азии.


«Хизб-ут-Тахрир» («Исламская Партия освобождения») была основана в 1953 году в Восточном Иерусалиме судьей шариатского суда Такиуддином ан-Набхани. С 2003 года организацию возглавляет Ата Абу Рашта, в прошлом представитель организации в Иордании.


В момент создания основная группа партии состояла из членов палестинского отделения организации «Братья-мусульмане». В течение 50–60-х гг. XX века сторонники «Хизб-ут-Тахрир» появились в Иордании, Ираке, Иране, Алжире, Йемене, Судане, Афганистане и Пакистане — что отражало изначально мироустроительное направление деятельности организации. Сейчас она действует не менее чем в 40 странах на разных континентах.


Имран Вахид, спикер партии, так определяет ее задачи: «Мы видим исламский халифат как независимое государство, где существует выбранный и подотчетный правитель, независимая судебная система, политические партии, главенство закона и равные права для национальных меньшинств».


Пропагандистскую деятельность в Средней Азии (прежде всего, в Узбекистане и Киргизии) «Хизб-ут-Тахрир» начала разворачивать в 1994–1995 годах. Тогда было зафиксировано появление первых групп. Задача, стоящая перед активистами и членами организации, была однозначно мироустроительной — строительство халифата. Долгое время активисты «Хизб-ут-Тахрир» выступали с тезисом о том, что халифат будет создан сначала на Ближнем Востоке, а лишь потом в него войдут страны Средней Азии. Однако к середине 2000-х годов в высказываниях узбекских и киргизских сторонников партии начала проявляться иная установка. В соответствии с нею, первый и центральный очаг строящегося халифата следует создать именно в Ферганской долине.


Назвать точное число членов «Хизб-ут-Тахрир» специалисты затрудняются. Сами представители партии говорят о миллионах своих сторонников в разных странах. Одна из причин такой неопределенности — в закрытом характере управления организацией. Партия делится на провинции — вилайяты. Существует исполнительный комитет с управленческими полномочиями. А также региональные комитеты, разделенные на подкомитеты в целях поддержания секретности.


В государствах Средней Азии, а также в России партия официально признана террористической организацией. При этом в ряде европейских стран оснований для признания «Хизб-ут-Тахрир» террористической организацией не обнаружено. Такое положение во многом связано с важной отличительной особенностью политики организации.


«Хизб-ут-Тахрир» настаивает на том, что в ее программе нет призыва к насильственным действиям — и потому она не может считаться террористической организацией. Представители «Хизб-ут-Тахрир» ссылаются при этом на официальные исследования, проведенные в разных странах.


Например, на доклад министерства юстиции Дании от 2004 года, где говорилось: «Нет возможности предоставить необходимые доказательства использования «Хизб-ут-Тахрир» силовых средств».


Кроме того, например, американский Центр Никсона также в 2004 году выпустил работу о «Хизб-ут-Тахрир», в которой было указано, что организация со времени своего основания и до момента написания работы не применяла насильственных действий.


Так как же обстоит дело с отношением этой организации к насильственным действиям?
В ее программе, принятой на съезде в США в 1989 году, действительно обозначен декларативный отказ от силовых мер: «Для достижения намеченного он (т. е. Хизб) избрал политический путь. Он не применял никаких силовых мер в борьбе с выступившими против него правителями».


Но ниже «Хизб-ут-Тахрир» подчеркивает, что отказывается от насилия, а вовсе не от джихада: «То, что Хизб не прибегает к насилию в свою защиту или против правителей, не относится к джихаду. Джихад будет продолжаться до Судного дня».
Кроме того, «Хизб-ут-Тахрир», не применяя силы самостоятельно, считает возможным и должным побуждать к этому других: «Хизб был вынужден обратиться за помощью к тем, кто мог ее оказать. Это было предпринято для достижения двух целей.
Первая: обрести защиту и получить возможность беспрепятственно проводить даават (т. е. призыв).


Вторая: приход к власти для установления Халифата и внедрения исламских законов».


Несмотря на эти взвешенные выражения, в Средней Азии правоохранительными органами не раз фиксировалось отклонение сторонников «Хизб-ут-Тахрир» от пропаганды ненасильственных действий. Например, в листовке 2003 года «Хизб-ут-Тахрир» призывает именно к вооруженной борьбе: «Наши сторонники на пути борьбы за исламское государство не жалеют себя. Они намерены искоренять неверных на глазах у всех. Мусульмане! Мы призываем Вас к этому почетному делу чести! Призываем разорвать цепи насилия и надеть почитаемые пояса (т. е. пояса «шахидов»)! Призываем Вас душой и телом сражаться на пути восстановления правильного государства Халифат!»


Правоохранительные органы Узбекистана усматривают прямую связь этой листовки с тем, что в марте 2004 г. в Ташкенте впервые женщинами-смертницами были приведены в действие взрывные устройства. 30 июля того же года три смертника подорвали себя у посольства Израиля, посольства США и в здании Генпрокуратуры Узбекистана. В ходе расследования была установлена причастность террористов к «Хизб-ут-Тахрир». Кроме того, у арестованных в ходе следствия была изъята инструкция «Как вступить в практику джихада».


В середине 2000-х «Хизб-ут-Тахрир» в Средней Азии стала призывать своих сторонников не бояться тюрем. Причина призыва объяснялась в одной из листовок: «Каждый заключенный под стражу рядовой активист партии, попадая в тюрьму, увеличивает число недовольных режимом за счет близких и дальних родственников как минимум примерно на 50–60 человек».


В марте 2005 года члены «Хизб-ут-Тахрир» принимали участие в «маковой» революции в Киргизии. В мае того же года — участвовали в мятеже в узбекском Андижане. Существуют свидетельства журналистов о том, что во время мятежа в Андижане представители мятежников говорили о намерении захватить власть в Ферганской долине и создать там халифат.


С этого периода, несмотря на жесткие действия правоохранительных органов стран Средней Азии, присутствие «Хизб-ут-Тахрир» в этом регионе усиливалось, а число ее сторонников росло. И к 2010 году, по данным Госдепа США, число сторонников организации в Киргизии дошло до 15 тысяч человек. К этому же времени скачкообразно возросло присутствие «Хизб-ут-Тахрир» в Казахстане.


Подчеркнем еще раз, что Средняя Азия в целом в результате активной организационной и пропагандистской деятельности «Хизб-ут-Тахрир» превращается именно в региональный центр организации. И это связано с ее особым отношением к Ферганской долине как к базовому региону своей мироустроительной деятельности.


Расположение и соотношение зон активности «Хизб-ут-Тахрир» напоминает цветок, в сердцевине которого располагается Ферганская долина. Россия в этой схеме оказывается колоссальным «лепестком», на который «Хизб-ут-Тахрир» стремится распространить свое влияние.


Другим таким «лепестком», то есть важным направлением организационных усилий Хизб, неизменно остается афгано-пакистанская зона (с возрастающим интересом к Индии). В этой юго-восточной зоне «Хизб-ут-Тахрир» действует в точном соответствии с буквой своей программы (то есть стремясь влиять на уже существующую силу).


В Пакистане «Хизб-ут-Тахрир» устойчиво делает ставку на проникновение в ряды армии. Известно несколько попыток «Хизб-ут-Тахрир» достичь прочного влияния на пакистанских военных.


Первая имела место в 2003 году, еще до запрета «Хизб-ут-Тахрир» в Пакистане. Тогда этой организации удалось идеологически подготовить 13 десантников. Однако их личности были установлены, и они были удалены из войск.


Последний памятный случай — это известный в Пакистане сюжет с бригадным генералом Али Ханом. Генерал обвинялся в подготовке к военному перевороту, связях с «Хизб-ут-Тахрир» и совместной с этой структурой деятельности по установлению халифата. В августе 2011 года генерал Али Хан и его сослуживцы были приговорены к тюремному заключению. Во время суда над генералом «Хизб-ут-Тахрир» горячо поддерживала его и выступила с воззванием в адрес пакистанской армии.


В этом воззвании от 13 февраля 2012 года было сказано: «О офицеры Вооруженных сил Пакистана! … Настало время немедленно оказать поддержку «Хизб-ут-Тахрир» для установления Халифата».


Кроме того, среди недавних выступлений «Хизб-ут-Тахрир» в Пакистане имеются и касающиеся кашмирской проблемы.
5 февраля 2013 года, в так называемый День Кашмира в Пакистане, в Карачи перед большой аудиторией выступил глава Центрального комитета «Хизб-ут-Тахрир» в Пакистане по связям Саад Джегранви.


Он заявил о том, что вооруженные силы Пакистана, попавшие в ловушку американской войны с талибами, «бросили» Кашмир на произвол судьбы — в интересах Индии. И все это, по словам Джегранви, приводит к тому, что «Индия осмеливается смотреть открыто в глаза наших вооруженных сил и продолжает притеснять мусульман в Кашмире». (Тут уместно вспомнить знамена «Хизб-ут-Тахрир» в Дагестане как знак протеста против того, как Россия притесняет мусульман на Кавказе.)


Сведения об этом выступлении размещает ресурс «Хизб-Раша.инфо» в статье «Только Халифат освободит Кашмир». В статье говорится: «Джегранви заверил собравшихся, что как только «Хизб-ут-Тахрир» установит Халифат в Пакистане, все то, чем Аллах (с. в.т.) наделил мусульман, будет реализовано и станет основой для возвращения доминирования Ислама в регионе и освобождения Кашмира».


Однако и Кашмир — это важный, но не конечный пункт в мироустроительном по своему характеру выступлении Джегранви. Его объект внимания — южно-азиатский регион в целом.


Выступая в Карачи, Джегранви заявил о том, что «Халифат как главное государство в регионе обернет исход событий во благо мусульман». Ведь «ислам (как передает его речь «Хизб-Раша.инфо») — объединяющая сила для мусульман Южной и Центральной Азии, которые составляют более полумиллиарда человек, из которых 200 миллионов проживает в самом индийском государстве. … Призыв к Халифату пронизывает Центральную и Южную Азию, поэтому имеется платформа для повторного объединения мусульманских земель».


Итак, Центральная и Южная Азия как платформа для объединения мусульманских земель — вот основной посыл для деятельности «Хизб-ут-Тахрир» в Средней и Южной Азии.


На северном же направлении объектом усиленного — и растущего — внимания организации остается Россия. Которая сейчас оказывается важной частью системы халифатистских построений идеологов «Хизб-ут-Тахрир». Описывая эту систему, я уже предложила выше образ «цветка». «Сердцевиной» его является Ферганская долина. Северо-западным «лепестком» — российские территории (сейчас уже — далеко не только Поволжье и Северный Кавказ). А юго-восточным «лепестком» — индо-пакистанская зона. От сердцевины этого «цветка» в Ферганской долине распространяются сегодня на нашу территорию споры дестабилизации. Из которых уже готов начать расти мироустроительный хаос.

 

http://www.politforums.ru/internal/1376338677.html

comments powered by HyperComments

Новости

Еще новости >

Комментарии